Общество «Золитуде 21.11» проведет акцию протеста
Рига, 21 октября, ЛЕТА. Сегодня в 10 часов общество пострадавших в золитудской трагедии «Золитуде 21.11» проведет акцию протеста у здания суда на ул. Балдонес, 1а, потому что считает, что судебный ...

Страх смерти и жажда казни: почему общество снова вспомнило о «высшей мере»
Но общество этого не сделало. Это сделало государство — мораторий на смертную казнь был наложен в России в апреле 1997 года, поскольку это было условием для вхождения страны в Совет Европы.

Готово ли общество бороться за реформу избирательного законодательства?
Два–три месяца назад десятки тысяч москвичей выходили на улицы, протестуя против отказов в регистрации популярным кандидатам. Люди были настолько возмущены, что не побоялись выходить ...

Общество: Как изъять «шпионов» из купленной на Западе техники
Главным технологическим событием последних дней стала новость о дистанционном отключении австрийских компрессоров, используемых Газпромом. И хотя само это событие произошло давно, оно ...

Общество: США испытывают крайне опасное для РФ подводное новшество
Американские военные технологии находятся на пороге новой революции. Речь идет о создании крайне эффективных подводных роботов, которые уже испытываются и которые должны полностью помен ...

Как общество смотрит на мобильные иры
Просмотр этого видео дает ценную информацию о том, с какой точки зрения общество смотрит на мобильные игры. То, что кажется само собой разумеющимся, например, микротранзакции, вызывает ...

Сталинские Маршалы в Жерновах Политики
# 21299841

Сталинские Маршалы в Жерновах Политики

392 р.

Хотя все без исключения герои книги носили высшее воинское звание Маршал Советского Союза, читатели в меньшей степени увидят их на КП в ходе сражения или склонившимися над картой при планировании операции

Берия, Блюхер, Буденный, Булганин, Ворошилов, Жуков, Кулик, Рокоссовский, Тухачевский, Шапошников — выбор персоналий не случаен: в судьбе каждого из маршалов по-своему отразилась сталинская эпоха — со всеми ее победами и поражениями, взлетами человеческого духа и преступлениями.

Сталинские маршалы интересны автору в иной ипостаси — как активные действующие лица большой политики и одновременно как ее объекты

100